Я Избавляюсь От Алкогольной Зависимости

Я Тоже
1 история от 1-го автора
реальная история из жизни, рассказ про жизненный опыт

Утро. Утро. Утро

За окном - дождь. Нет, не так. Шепот, робкий, едва уловимый шепот того, кто любит и боится все испортить словами. Утро. Я жив. Нет, не так. Я живу.
Я провёл в реабилитационном центре 28 дней. Я не хочу сейчас сдавать экзамен по теме "Профилактика алкоголизма", я лучше расскажу, как все было с самого начала.
Я пришёл в наркологию, потому что мне было очень плохо. За 10 дней меня откапали, и я, в принципе, мог снова функционировать. Но лучше мне не стало, и через пару дней я запил снова. Я всю жизнь строил иллюзорный мир вокруг иллюзорного себя и пытался так существовать, а когда это не получалось, и я "прозревал", проклиная реальность, алкоголь возвращал меня в мой рай, мою "черную дыру". Алкоголь уже не приносил радости, только апатию и безразличие ко всему. Я превратился в автомат по переработке алкоголя. В один из дней я не добрал свою обычную дозу, наступило какое-то просветление и неожиданно пришла в голову мысль, такая ясная и четкая:"Всё, приехали, тормози, нужно что-то делать". До сих пор не знаю как, но я собрался за 10 минут и поехал в психушку. На платной основе меня взяли и пьяного. Я понимал, что по выходу снова запью, это просто пауза для того, чтобы прийти в себя, и, поэтому попросил маму, чтобы она за эти дни договорилась в РЦ о том, чтобы меня приняли. Спасибо ей за это, да и вообще за все, но это отдельный разговор.
Ехал, особо не веря в то, что в РЦ смогут чем-то помочь, просто ехал, наверное, чтобы сменить обстановку, - даже алкоголикам бывает скучно. С собой вез целый чемодан безразличия, озлобленности и цинизма, - вы то мне чем сможете помочь? Я уже все кодировки прошёл, в наркологии побывал, а у вас даже таблеток нет. Воспитывать будете, духовно развивать, ну-ну, посмотрим, кто кого. Я приехал за помощью, но не мог с этим смириться, все внутри меня протестовало против этого и изливалось ядом. Я был как тонущий в болоте человек, готовый ухватиться за что угодно, лишь бы спастись, но который не может протянуть руку внезапно появившемуся из ниоткуда и готовому помочь призраку. "Прочь, не до тебя сейчас, помогите. Боже, пошли мне палку, веревку, что-нибудь весомое... Ну не могу я спасаться верой в то, во что не верю, пойми же ты, Боже". Я подыхал, но мои убеждения были сильнее меня. Абсурд. Инстинкт самосохранения в тупике. Маслоу нервно перечитывает все о пирамидах.
Меня раздражало абсолютно все: и лекции ( что мне могут рассказать нового, я сам все знаю), и эти, как мне казалось, фальшивые улыбочки пациентов с промытыми мозгами. Чем они лучше тех, которых я видел в психушке? Что там дебилы со слюнями, что эти со своими улыбочками. Я просто не мог поверить и принять то, что существует искреннее сочувствие без упрёков и советов.
Была ли в моей жизни злоба и ненависть?
Да я только этим и жил, как огонь в топке. Я был заряжен как электрический угорь, - только коснись,- хоть словом, хоть взглядом,- тут же разряд, автоматически. Именно автоматически. Это был механизм защиты. Компенсация моей неуверенности в праве существовать. Я все время ожидал удара в спину. Мне казалось, что весь мир против меня. Но у меня не было к нему ненависти в её чистом виде, когда ненавидишь так, что уничтожение причины этого чувства - единственное желание и цель. Нет, ненависть была сродни брезгливости к гадкому насекомому, которое хочется быстрее стряхнуть, - брр, ненавижу эту мерзость, быть подальше от соприкосновения с ним, спрятаться. Только не от чувства превосходства, а наоборот, от постоянного желания оправдаться, от ощущения своего несоответствия этому "идеальному" миру, в котором я один против всех них. Я видел обиду там, где её не было и быть не могло, я додумывал за других причины их ненависти ко мне, - мой эгоцентризм, раздутый больше, чем моя больная печень, даже в ненависти вращал весь мир вокруг меня, и я безоговорочно с этим соглашался, как адепт, который смиренно готов умереть за каждое слово своего гуру, и в ответ мог предложить миру только ещё большую ненависть. Как тяжело тащить на себе внимание всего мира и стараться соответствовать его, придуманным тобою же самим, идеалам.
Меня запомнилась история о мастере айкидо, который объяснял своему ученику то, что путь духовного развития является вершиной любого единоборства, что физическое совершенство лишь оболочка. Он рассказал о том, как нападение пьяного солдата смог остановить одними лишь словами, считая это своей главной победой. "Ну и в чем же здесь победа? ",- не мог понять я.
Моё мировоззрение не давало мне возможности осознать то, что ответная агрессия и ненависть присуща только слабым духом и неуверенным в себе людям, которым постоянно нужно самоутверждаться. Взгляните в глаза Бога и вы все поймете, - ему незачем и некому доказывать свою силу, правоту и независимость, - в них спокойная уверенность и любовь…
А я все время ожидал удара ножом в спину…
И добили меня психологи.
Перед сном я мечтал о том, как за меня отомстят мои боевые товарищи, ведь передо мной не психологи, это же немецкий штаб, вооруженный психосоматикой и логотерапией, а я - раненый партизан, связанный по рукам и ногам правилами и рекомендациями, и с огромной табличкой "ОН НЕ ХОТЕТЬ ВЫЗДОРАВЛИВАТЬ" на груди.
Да я хотеть, хотеть, научите, это все язык, он не поворачивается, ну не умею я языком выздоравливать, а я хотеть.
Я был сломлен, раздавлен, но так и не смог ни звука произнести, только покраснел. И тут, как будто бы издалека, голос, такой теплый, спокойный:
Может, хочешь поделиться с нами тем, где спрятаны танки? Подожди, подожди, что ты чувствуешь сейчас при этом? А может быть ты злишься на танки за то, что они спрятаны? А ты не думал, что танки сами хотят, чтобы их нашли, как в детстве, в песочнице? Кто им поможет, кроме тебя, а ты молчишь.
Да… вроде нет… Я не знаю даже. Не удобно как-то, но, с другой стороны…
А про себя думаю:"Знаю я ваши подходцы психологические, сначала про танки расскажи, затем про склад с оружием, а потом и сам не замечу, как буду вам песни петь и на балалайке играть. Ничего не скажу". А они улыбаются, переглядываются и что-то шепчут друг другу. Ну, понятно, что - приговор уже вынесен, радуются. Короче, бежать надо из этой тюрьмы. Только куда, опять туда же, к себе? Нет, только не туда, уж лучше здесь. Ладно, посмотрим, что будет дальше.
А дальше им как-то удалось сначала за несколько дней откапать душу, как когда-то мне откапали тело, а потом просто пришло понимание того, что я не здесь и не сейчас в тюрьме, я в ней предыдущие 15 лет был, а в последнее время так и вообще в камере-одиночке. А они открыли оттуда дверь и дали веру в возможность полного освобождения.
Только вот 15 лет жизни за шкаф не спрячешь, и я боялся, да, я боялся оказаться в роли кастрированного кота, который, проведя полжизни в четырёх стенах, периодически подходил ко входной двери и просился наружу, сам не понимая, зачем. А когда его вынесли на улицу, то он, вжавшись всем телом в землю и прижав уши, медленно пополз обратно к двери в эти мрачные и душные, но такие знакомые и уютные четыре стены. Да, я боялся, но в отличие от кота, у которого проблема не только с яйцами, но и с тем, что он не умеет говорить, я смог обратиться к тем, кто мне рассказал об этом мире, кто помог встать на все четыре лапы и, пусть не сразу, а шаг за шагом, показал, что трава зелёная, а небо синее и что птицы - это не просто смутные образы за стеклом, а они действительно существуют.
Я был, как сосуд, в который попадала и чистая вода и помои. Всё это перемешивалось и, в итоге, осадком выпадало на дно. Грязи становилось все больше, стенки сосуда уже не выдерживали и, через трещины у основания это все просачивалось наружу, заливая пространство вокруг, что, в свою очередь, очень злило меня. И я упорно пытался затыкать все дыры, ставя латки и укрепляя стенки. Весь перемазанный этими фекалиями, я, наконец, выбивался из сил и, от безысходности, начинал пить, так как алкоголь растворял пробку на дне, все содержимое выливалось разом, давление в этом котле уменьшалось и на какое-то время мне становилось лучше. Вот только со временем пробка растворялась все хуже и хуже и, казалось бы, проверенный способ просто перестал работать. Всё, что было внутри, превратилось в зловонную жижу, которая уже не принимала ничего извне, а просто сама себя переваривала . И так бы я, без сомнения, и сгнил , если бы не пришло понимание того, что бороться с тем, что сосуд дырявый, не стоит, это просто невозможно, - такова природа сосуда. Не в моих человеческих силах сделать и так, чтобы внутрь всегда попадала только кристально чистая и прозрачная вода, поэтому нужно просто вовремя протирать все вокруг, когда осадок со дна начинает подтекать. Как просто и действенно…
Я искренне верю в то, что попал в РЦ не случайно, и не только из-за алкоголя. Мне дали шанс полностью пересмотреть и изменить свою жизнь, а возможно, и не только свою.
Светает, и мой путь меняется, но я искренне верю в то, что смогу его пройти, больше не обманывая самого себя и не пытаясь где-то срезать напрямик. Я хочу и я могу его пройти. Я В ЭТО ВЕРЮ.
2 месяца назад
65 просмотров
iamden
муж., 40-45 — 1 история
Ваш ответ: